03:39 

Коварный Лосось
Улыбнись мне, гигантская демоническая многоножка...
Глава VI: Наездники
На следующий день Сеня, вернувшись из школы, обнаружил у себя на столе картонную коробку. Он был ещё зол на Макса, который весь день ехидничал и называл его "лунатиком". Данное прозвище было не совсем уместным, но Семён сегодня на уроке естествознания ухитрился заснуть и обслюнявить парту.. Раздосадованный натурогностик (так мальчик называл учителя естествознания) тоже обозвал его "лунатиком", поэтому новое прозвище уже укоренилось в массовом сознании одноклассников. Почему? Тогда уж логичнее звучала бы кличка "Соня" или "Слюнявчик"... Но логика не особо удачно держит позиции в массовом сознании, чему примером является политика. В принципе, "Лунатик" звучит куда приятнее, чем два последних варианта, так что бессилие логики в данной ситуации было Сене только на руку. Вырвавшись из зыбучих песков размышлений, мальчик вскрыл посылку и с довольной улыбкой выудил оттуда подарок Афанасия Петровича. Тот был завёрнут в шёлковый покров жемчужного цвета. К ткани была пришпилена записка, написанная жутко корявым почерком: "Имя моё - Лабиринт Предрассветных Туманов. Не давай солнечным лучам погубить мою силу". Сеня положил свёрток в ящик стола, плотно зашторил окна, затем вытащил подарок и включил настольную лампу. В отличие от маминого или тех, которые Семён видел в интернете, ловец снов был не плоским, а круглым. Тонкие шёлковые нити сплетались с серебряной проволокой в умопомрачительно сложный сферический узор, в котором взгляд вяз, как в иле. Покрутив в руках паутинчастый шар, завороженный Сеня всё-таки взял себя в руки, спрятал ловец снов под кровать и пошёл на кухню заваривать чай.
Через пару часов вернулся с работы отец с двумя килограммами пельменей. Жизнь налаживалась.
Эту ночь, как и шесть последующих, мальчик проспал крепко и без сновидений. Он уже даже начал сомневаться в реальности Норготана и дедушки Афанасия, но мурлыкающий Шурф и висящий над кроватью Лабиринт напоминали ему об истинном положении вещей.
А потом выпал снег. Буквально за пару дней зима вступила в полную силу. Глядя на метель за окном, Сеня мечтательно улыбался - ведь снег предвещал каникулы, а на каникулах можно спать, сколько влезет, и даже больше.
Однажды ночью к нему постучался отец. Сеня как раз игрался с котом и с удивлением открыл папе - обычно тот просто приоткрывал дверь и спрашивал, можно ли зайти. Отец был гладко выбрит и аккуратно подстрижен, чего после смерти матери за ним не наблюдалось.Вдобавок, на нём был безупречно выглаженный костюм, что в одиннадцать часов вечера выглядело совсем уж противоестественно. Шурф навострил уши и настороженно уставился на вошедшего. Сеня последовал его примеру.
Это был кто-то другой. Вместо обычной доброй хмурости лицо отца отображало крайнюю сосредоточенность: брови сдвинуты, челюсти сжаты, а глаза были холодными и ясными, как пепельное небо.
- Семён Петрович, Вы позволите мне присесть? - спросил гость властным жёстким голосом.
- Да, - кивнул ошарашенный мальчик. На всякий случай Сеня ущипнул себя за руку и попытался усилием мысли сбросить на отца шкаф. Это явно был не сон, поэтому Сеня от греха подальше попятился к окну.
- Меня зовут Константин Сергеевич, я позаимствовал телесную оболочку Вашего отца, чтобы побеседовать с Вами, - произнёс вошедший, присаживаясь на табуретку.
- Ааа... Э-э-э... - Сеня взмахнул рукой, имея в виду "что это ты сделал с папиным имиджем".
- Я предпочитаю одеваться получше. Поэтому не отказал себе в удовольствии привести носителя в порядок - ему же лучше..
Сеня поёжился - он не понял имел ли в виду этот странный гость под одеждой костюм или же его папу.
- ...Я - один из Наездников. Мы, как и сновидцы, работаем на ментальном уровне, но, в отличие от вас, мы не погружаемся в изменчивые пучины Атхеама. Мы сфокусированы на реальном мире. Одевая чужие тела, мы совершаем нужные поступки и делаем мир лучше.
- Как? - недоуменно пожал плечами мальчик.
- Вселяясь в политиков, мы произносим за них нужные речи и подписываем нужные документы. Мы делаем скульптуры и пишем картины, проектируем здания и убиваем тех, кто оскверняет лик Земли. И так далее.
- Что-то не очень хорошо у вас получается, - хмыкнул Сеня. - Мир явно далёк от идеала.
- Без нашего вмешательства было бы ещё хуже, - нахмурился Константин Сергеевич. - Нас чересчур мало. Для того, чтобы быть Наездником, необходимо обладать недюжинной силой воли и редкой ясностью мышления. Но не в этом суть. Я хочу поговорить с Вами о Радужном Старце.
- Это Вы так Афанасия Петровича называете? А, ну да... Да, он радужный, точно. А что?
- Не знали, что его зовут Афанасий Петрович. Запомним... Дело в том, что он задумал недоброе, и хочет вовлечь Вас в это. Он уже рассказывал Вам о Гибернариуме?
- Нет, - в очередной раз удивился Семён. - Это какой-то волшебный предмет?
- Не совсем, - покачал головой гость. - Это новый формат мира. Он наверняка рассказывал Вам о том, что считает иудео-христианскую модель мироздания истинной. Да, это так. Миллиарды людей, избравшие другие религии, обречены. Но я не об этом. Он умолчал о том, что считает, что Бог стал другим. Вы никогда не задумывались о том, насколько Бог Ветхого Завета, Бог Нового Завета и Бог нынешний отличаются друг от друга?
- Но Он же вроде бы всегда один и Тот же... И Он вообще един, Он не может меняться.
- Так должно быть. Но Иисус не низвергал дожди из огня и серы на города и не приказывал медведицам растерзать тех, кто Его распинал. А про наше время я вообще молчу. Почему Корей, Дафан и Авирон вместе с родственниками были низвергнуты в бездну лишь за то, что принесли чуждый огонь в Скинию, а сейчас ни один ангел с огненным мечом не явится, чтобы защитить жертву насильника или ребёнка, над которым издеваются старшеклассники?
- Я... Я не знаю, - растерялся Сеня.
- Я тоже. И никто не знает. Но пути Господни неисповедимы, и не нам, в ничтожестве нашем, роптать на Его Промысел. А Радужный Старец решил взять инициативу в свои руки и погрузить мир в колдовскую дрёму. Помните сказку о Спящей Красавице? Там колдунья усыпила замок - всех людей, животных в нём, и даже ветер и огонь в каминах. Он планирует то же самое, но в планетарном масштабе. Когда люди спят, они творят меньше зла.
Мальчик встряхнул головой и для надёжности ущипнул себя ещё раз. Более феерического бреда он ещё не слышал. Но... Это было бы в стиле Афанасия Петровича. Тут не поспоришь.
- Этот мир он планирует назвать Гибернариумом. Представьте себе спящие города, погружённые во мглу. Плющ обвивает небоскрёбы, а автострады заросли мхом. Тишина будет властвовать в нём - ведь спать будут и ветер, и море, и земля... Остановятся заводы, а ржавчина изъест машины и корабли.
"Наверное, это будет красиво," - подумал Сеня, но промолчал.
- Но это нарушает право человека на свободу воли. Поэтому Старцу нельзя воплощать свой замысел в жизнь.
- Но гипноз тоже нарушает свободу воли, разве нет? Но почему-то гипнотизёров не убивает молнией...
- Прекрати мудрствовать, - властно оборвал его гость. - Ты знаешь, что это идёт вразрез с Естественным Порядком Вещей. День должен сменяться ночью, люди должны просыпаться и засыпать, ветер должен дуть, а огонь должен гореть. Если бы у людей не было свободы воли, то не было бы великих грешников и убийц, но не было бы и великих святых, творений искусства и прочих хороших вещей. Мир должен быть, причём БЫТЬ на полную катушку. Таков Замысел.
Сеня задумался и почесал затылок.
- Да, в чём-то Вы правы. Но разве нормально в таком случае отбирать у людей тела?
Константин одобрительно хмыкнул.
- Вообще-то нет, но раз мы это умеем, то мы должны использовать этот дар во благо. Ладно, мне пора идти. Отец проснётся с мигренью и не будет ничего помнить. До встречи, - он кивнул мальчику, поднялся и вышел из комнаты.
Сеня посмотрел отцу вслед и выключил настольную лампу. Спустя пару минут из-за стены донёсся папин храп.
"Мне нужно будет о многом расспросить Афанасия Петровича..." - подумал Семён, засыпая.

@музыка: Nox Arcana - Starlight Serenade

@темы: Онейромант

URL
Комментарии
2012-04-24 в 17:43 

Серая чайка Чарли
- Да, в чём-то Вы правы. Но разве нормально в таком случае отбирать у людей тела? Константин одобрительно хмыкнул. - Вообще-то нет, но раз мы это умеем, то мы должны использовать этот дар во благо. Ладно, мне пора идти. Отец проснётся с мигренью и не будет ничего помнить. До встречи, - он кивнул мальчику, поднялся и вышел из комнаты.
Это особенно прекрасно.

Чудесно. Пиши дальше!

А политика, увы, предельно примитивная и логична, основана на логике управления толпой, массами, пропаганде, контроле и на цели набивания карманов политиков денег. Что в ней нелогичного?

   

Маразмы Коварного Лосося

главная